Продавцы моющих средств и косметики объединились в закупочный союз

Продавцы моющих средств и косметики объединились в закупочный союз

1991
ПОДЕЛИТЬСЯ

Вместе дешевле

Девять региональных торговых сетей-дрогери, продающих товары повседневного спроса — косметику, парфюмерию, средства гигиены и мелкие товары для дома, — решили объединиться в альянс «Дрогери Союз», чтобы вместе закупать продукцию у поставщиков и начать производство товаров под общими собственными марками.

В союз вошли петербургская «Улыбка радуги» (один из основателей — совладелец «Юлмарта» и бывший председатель совета директоров «Ленты» Дмитрий Костыгин), казанская «Альпари», «Впрок» из Набережных Челнов, архангельский «Шик», самарская «Семь+Я», пермская «Практическая магия», московский «СитиМаркет», «АБК-Новосибирск» и томская АТМ. Совокупный оборот сетей составляет около 34 млрд руб. в год, а общее число магазинов превышает 1350, рассказал РБК соучредитель самарской сети «Семь+Я» и председатель правления «Дрогери Союза» Виталий Неменов.

По данным агентства «INFOLine-Аналитика», крупнейшей сетью дрогери в России является «Магнит-Косметик», у которого 1163 магазина. На втором месте — краснодарский «Санги Стиль» (980 точек), далее идут саратовский «Рубль Бум» (494), московский «Южный двор» (около 400) и крупнейший из участников нового альянса — петербургская «Улыбка радуги» (321).

По словам Калачева, у союза две основные цели. Прежде всего, ретейлеры хотят объединить закупки, чтобы за счет увеличившегося объема добиться более выгодных цен у поставщиков, а в перспективе объединение планирует создать общие собственные торговые марки, которые могут занять на полках этих сетей место раскрученных и более дорогих брендов транснациональных компаний.



Первое заседание союза состоялось в декабре прошлого года, а юридическое оформление альянса намечено на вторую декаду марта 2015 года. По словам Неменова, «Дрогери Союз» будет зарегистрирован как потребительское сообщество (кооператив), в котором у каждой сети будет один пай, равный одному голосу. Эта организационно-правовая форма позволяет в любой момент решением большинства исключить участника, который не выполняет условий соглашения, добавляет директор сети «Впрок» Дмитрий Калачев.

Расчет и закупки предполагается производить через отдельное юрлицо — «дочку» «Дрогери Союза», которая станет общим центром оплаты. Первая консолидированная закупка пройдет уже в конце марта. Дмитрий Калачев уточняет, что схемы оплаты закупок (и размещения заказов на СТМ) могут быть разные: это могут быть отдельные договоры от каждой из сетей-участниц или централизованная закупка через специального оператора — «дочки» «Дрогери Союза», которая будет создана для этих целей.

Если закупки будут производиться централизованно, логистика поставок будет разной в зависимости от категории и поставщика, говорит Дмитрий Калачев. Партнеры рассматривают вариант централизованного логистического центра-склада в районе Санкт-Петербурга или склада в каком-то из регионов присутствия участников — например, недалеко от Набережных Челнов.

Российский опыт создания закупочных альянсов

Практика создания закупочных альянсов была распространена в первой половине 2000-х годов, когда российские продуктовые розничные сети были небольшими, и поставщики — крупные производители и оптовые продавцы FMCG-товаров —могли диктовать им по отдельности условия сотрудничества и цены. Из-за разногласий между участниками закупочных альянсов ни одно из объединений не просуществовало больше года.

2001 год

«Перекресток», «Копейка», «Дикси» и «Мегамарт» объединились в Российский розничный альянс (РРА). Участники планировали проводить единую закупочную, ассортиментную и ценовую политику. Говоря о причинах создания альянса, его участники указывали на давление крупных производителей и дистрибьюторов продуктов питания, ужесточавших условия поставок, и обострение конкуренции со стороны западных сетей. В числе поставщиков, к которым у сетей были претензии, были производитель безалкогольных напитков «Ранова», дистрибьюторы «Балтики» и Cadbury, фабрики «Большевик» и «Рот-Фронт», Очаковский пивоваренный завод и «Красный Октябрь».

2004 год

«Лента», «Перекресток» и «Копейка» создали закупочный союз. Они выдвинули условие крупным производителям отказаться от дистрибьюторского звена, требовали снижения закупочных цен. Сетям удалось снизить цену закупки у компании «Балтимор» на 10% и заставить ее работать напрямую. В среднем им удалось добиться скидок в 5–15%, убирая с полок продукцию поставщиков, сокращая объемы закупок или уменьшая торговые площади для несогласных.

2005 год

Сети «Седьмой континент» и «Виктория» договорились согласовывать закупочную политику. Сети «Эльдорадо» и «М.Видео» договаривались об объединении закупок на фоне обострения борьбы Федеральной таможенной службы с «серым» импортом.

2007 год

Союз малых сетей России зарегистрировал торгово-закупочную систему, которая потом превратилась в Торгово-закупочный союз (ТЗС). Сначала в ней приняли участие девять сетей, по состоянию на октябрь 2014 года входило около 66 сетей. Это единственный российский закупочный альянс, который действует до сих пор.

2011 год

Один из владельцев калининградского ретейлера «Вестер» Олег Болычев создал управляющую Сетевую торговую компанию (СТК), в состав которой вошли семь ретейлеров (красноярские «Командор» и «Каравай», «Сибирский гигант» из Новосибирска, омский «Геомарт», тюменский «Партнер Маркет», калининградский «Вестер» и московский «Центркоопторг»). Она занималась управлением закупками, ассортиментом, логистикой и операционными продажами.

Объединение против роста цен

Пойти на объединение региональные сети дрогери вынудил рост закупочных цен из-за девальвации рубля. Рынок non-food в России контролируют транснациональные компании, некоторые из них за последние несколько месяцев уже подняли цену на свою продукцию, в том числе производящуюся в России, более чем на 50%, говорит Виталий Неменов. По словам Дмитрия Калачева, например, подгузники перед новым годом подорожали на 10% (с 853 руб. за упаковку до 937 руб.), а с марта — еще на 40%. Некоторые товары прямого импорта подорожали еще больше, добавляет он.

В начале февраля РБК сообщал, что крупнейший поставщик товаров категории non-food, Procter & Gamble, известил российских оптовиков и ретейлеров о повышении цен на косметику и бытовую химию с марта на 30–50%, объяснив это влиянием глобальной макроэкономической ситуации, в том числе валютными колебаниями. Это подтверждали представители «Дикси» и X5 Retail Group. Предыдущее повышение закупочной цены произошло в конце декабря и составило около 10%. Procter & Gamble тогда не предоставила комментарий.

Кооперативный private label

Во втором квартале 2015 года «Дрогери Союз» планирует начать производство первых товаров под собственными торговыми марками и обмен существующими СТМ участников. К концу 2015 года планируется достичь уровня 10% общих СТМ в обороте каждой сети.

Часть сетей-участников «Дрогери Союза» давно разрабатывают и производят товар под собственными торговыми марками, общий потенциальный портфель СТМ может составить более 3000 товарных единиц. Владельцы товарных марок готовы предоставлять их в общее пользование «Дрогери Союза» либо по договору лицензии, либо по договору концессии. Юридические тонкости обсуждаются, говорит Виталий Неменов.

Схема вывода новых СТМ будет выглядеть так: после обсуждения проекта и составления бюджета одна из сетей будет выбрана ответственной за эту марку и будет через союз собирать на нее бюджет исходя из заранее определенных долей. Из него будет финансироваться, например, маркетинг новой марки, рассказывает Дмитрий Калачев.

Одна из сетей уже сейчас готова безвозмездно передать в союз один из своих брендов, который с точки зрения географии имеет все шансы выйти на федеральный уровень. Как уточняет Виталий Неменов, это будут чулочно-носочные изделия. Заказы будут размещаться либо в Европе, либо в Белоруссии, либо в Китае.

Сейчас не только сети non-food, но и дистрибьюторы заявляют о планах выпуска private label, чтобы диверсифицировать портфель, отмечает Анна Дычева-Смирнова. «Потребители будут знать, что в этих точках есть эксклюзивный товар. Правда, донесение этой информации до потребителя потребует эффективного маркетинга», — подчеркивает она.

Для кризисного рынка организация совместных закупок — отличное решение, считает член правления Российской парфюмерно-косметической ассоциации Анна Дычева-Смирнова: cоздание альянса позволит делать закупки на более выгодных условиях и заказывать private label в больших объемах по меньшей цене. Исполнительный директор Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ) Андрей Карпов оценивает возможную скидку от крупного поставщика для небольшого ретейлера, вступившего в закупочный союз, в среднем до 10%. Кроме скидки за счет больших объемов союзу, скорее всего, будут предоставлять отсрочку по платежам, чего нет при небольших закупках, добавляет он. Интерес поставщика еще и в том, чтобы вместо нескольких договоров был единый — так он сможет экономить на издержках, добавляет Карпов.

Поставщики бытовой химии и парфюмерии не стали официально комментировать перспективы работы с новым закупочным альянсом. «Если это будет действительно консолидированный союз, у которого будет единый менеджмент и который будет делать единый заказ, то это было бы интересно для поставщиков», — считает менеджер по эффективности продаж одной из крупнейших международных компаний — производителей косметики. Впрочем, по его словам, рассчитывать на дополнительную скидку больше 1–3% при консолидированных закупках ретейлерам не стоит. Если поставки при этом придется согласовывать отдельно с каждой сетью, вряд ли уместно будет говорить о скидках, предупреждает он.

Гендиректор компании «Улыбка радуги» Алексей Баулин говорит, что его компания, крупнейший участник союза, и не ожидает серьезной скидки на производство СТМ или на закупочную цену у транснациональных компаний. Правда, Баулин добавляет, что такая схема будет интересна для партнеров сети, работающих по франшизе.

Анна Дычева-Смирнова отмечает, что на рынке non-food ретейла до сих пор не было подобных объединений и предупреждает, что у участников альянса могут возникнуть сложности. «Не все компании готовы подойти к этому вопросу с практической точки зрения. Часто участники начинают играть каждый в своих интересах», — отмечает она. Потенциально альянс — эффективный способ добиваться скидок и льготных условий от поставщиков, но вопрос в том, как сети смогут договориться внутри — объемы закупок у них неравнозначные, и это может быть ощутимым препятствием, соглашается Андрей Карпов из АКОРТ.

Мировой опыт создания закупочных альянсов

Германия

Самым старым закупочным концерном в Европе считается Edeka Group, основанный в Германии в 1898 году. Сейчас под брендом Edeka работают около 4,1 тыс. магазинов, их доля на немецком продуктовом рынке оценивается в 26%. Для удобства оптовых закупок концерн разделен примерно на десять региональных компаний. С 1914 года при концерне работает одноименный банк.

Швеция

В 1917 году бизнесмен Хакон Свенсон решил объединить в закупочный концерн несколько одиночных продуктовых магазинов. К 1938 году идею Свенсона воплощали уже четыре концерна. Чтобы координировать их деятельность, была основана компания ICA. Сейчас ICA являются одними из самых распространенных продуктовых магазинов в Швеции и Норвегии. Каждый магазин остается независимым, в рамках концерна производится лишь общая координация. В 2006 году совокупные продажи магазинов ICA составили $11,7 млрд.

В 2001 году открылся банк ICA, в 2010 году — сеть аптек, а в 2015 году — страховая компания. ICA владеет сетью магазинов в прибалтийских странах, а также сотрудничает со многими независимыми компаниями: предъявив карту покупателя ICA, можно получить скидку в салоне красоты или музее.

Латвия и Литва

В 1995 году глава Ассоциации торговцев Латвии Хенрик Данусевич решил создать закупочный концерн, который мог бы перенять опыт ICA. Сначала идея провалилась: торговцы предпочитали работать с «серыми» оптовиками и не хотели терять независимость. Спустя несколько лет количество сетевых продуктовых магазинов в Латвии возросло до 40%. Торговцы-одиночки почувствовали давление и решили воспользоваться идеей Данусевича. В 2002 году латвийские магазины начали присоединяться к литовскому кооперативу Aibes Mazmenas. В 2012 году литовское и латвийское подразделение Aibe окончательно объединились.

Магазины концерна носят двойное наименование: первым словом в нем является Aibe, а вторым — собственное название. Совокупный доход магазинов Aibe в Литве и Латвии в 2014 году составил €409 млн. Это на 18% больше уровня предыдущего года.

Великобритания

Концерн Costcutter создан в 1986 году. Сейчас в него входят более 1,4 тыс. магазинов в Великобритании, 65 в Ирландии и 25 в Польше. Многие магазины перешли в Costcutter из сети Spar, так как концерн предлагает более дешевую франшизу. В 2006 году было решено объединить Costcutter с концерном Nisa-Today (в него входят около 5 тыс. магазинов в Великобритании). Однако этот проект провалился из-за того, что многие члены Nisa-Today были против объединения.

Новая Зеландия

В Новой Зеландии существуют два крупнейших концерна — Foodstuffs (основан в 1922 году) и Progressive Enterprises (основан в 1948 году). Вместе они контролируют около 90% рынка.