Бизнес попросил Путина отложить введение экологического сбора

Бизнес попросил Путина отложить введение экологического сбора

2319
ПОДЕЛИТЬСЯ

Письмо Президенту

Производители и импортеры потребительских товаров с 1 января 2015 года обязаны самостоятельно обеспечивать утилизацию отходов (товаров и упаковки) или перечислять в федеральный бюджет экологический сбор (в соответствии с ФЗ № 458 «О внесении изменений в ФЗ № 89 «Об отходах производства и потребления»). В начале февраля Минприроды опубликовало проект постановления правительства, которое устанавливает ставки экологического сбора в размере от 1,5% до 4,5% от себестоимости тонны или единицы продукции без НДС.

«Перечень товаров, подлежащих утилизации, включает практически всю товарную номенлкатуру — от охотничьего оружия до столовой посуды. Все это в текущих экономических условиях еще больше усилит рост потребительских цен на всю номенклатуру продукции — в среднем на 3—15% в зависимости от срока службы товара», — говорится в письме, отправленном 5 марта президенту от глав крупнейших отраслевых ассоциаций потребрынка (копия есть у РБК).

Под письмом подписались 19 бизнесменов, включая президента Ассоциации торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники (РАТЭК) Александра Онищука, исполнительного директора Ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий (АП КИТ) Николая Комлева, исполнительного директора Содружества производителей фирменных торговых марок («Русбренд») Алексея Поповичева, президента Союз производителей безалкогольных напитков (СПБН) Дмитрия Петрова, председателя правления Национального союза производителей молока (Союзмолоко) Андрея Даниленко, президента Ассоциации предприятий кондитерской промышленности (АСКОНД) Сергея Носенко и др. Четверо из них подтвердили РБК подлинность письма.

Экологический сбор «станет серьезной дополнительной финансовой нагрузкой», отмечается в письме, подготовленные Минприроды нормы «заведомо технически невыполнимы». Ключевые параметры — перечень товаров и ставки — будут установлены постановлением правительства не раньше июля 2015 года, то есть производители не могут планировать расходы на текущий год.

Производители просят установить переходный период до 2018 года, зафиксировав «нулевые нормативы утилизации отходов и экологического сбора». Это «позволит предотвратить необоснованные производственные издержки и рост инфляции», пишут предприниматели.

Пресс-служба Минприроды не ответила на запрос РБК.

В федеральном бюджете на 2015 год уже заложены поступления от экологического сбора в размере 30 млрд руб., сообщала газета «Ведомости»: государство собиралось направить эти деньги на субсидии регионам и инвестпроекты, связанные с утилизацией отходов.

За 3—5 лет, к 2018—2020 годам, бюджет России получит более 300 млрд руб. от потребрынка, предполагают авторы письма, будет создано 400—​600 тыс. рабочих мест по сортировке и переработке отходов.

Сейчас на портале для обсуждения законопроектов (regulation.gov.ru) оценивается с десяток подзаконных актов, принимаемых в развитие закона № 458, говорит директор Центра оценки регулирующего воздействия (ОРВ) Высшей школы экономики (ВШЭ) Даниил Цыганков. Публичные консультации по ним завершатся в конце марта и начале апреля, отметил он, но бизнес «не особо надеется, что с помощью обсуждений удастся заставить Минприроды учесть его аргументы, и поэтому сразу зашел с туза — написал президенту».

Некому утилизировать

Сейчас в России нет полноценной системы утилизации, сетует директор по связям с общественностью РАТЭКа Антон Гуськов, существует всего несколько предприятий, которые не могут удовлетворить нужны всех компаний. За три года переходного периода производители и импортеры могут объединиться и создать новые предприятия по переработке, утверждает он, или этим бизнесом займутся новые компании. Если предлагаемые нормы Минприроды вступят в силу, потери только поставщиков электроники и бытовой техники в этом году составят не менее $500 млн, считает Гуськов.

Стоимость утилизации одного ноутбука зависит от города, в котором он находится и размера партии, рассказал РБК представитель компании UKO, которая занимается переработкой электронных отходов. К примеру, утилизация устаревшего ноутбука в Москве в партии размером несколько десятков штук будет стоить 25 руб. за килограмм. Вес среднего ноутбука составляет 5 кг, продолжает собеседник РБК, то есть цена его утилизации составляет 125 руб. В 2014 году в российские магазины было отгружено 4,87 млн ноутбуков, по данным IDC. Получается, чтобы утилизировать эту продукцию потребуется более 600 млн руб. в течение нескольких лет.

Комлев из АП КИТ не возражает против нового налога, но, по его мнению, размер сбора должен быть единым для всех компаний. «Это может быть единый налог, или пошлина, которую компания будет платить при ввозе продукции в России, или заложенная в стоимость товара сумма, которая будет отображаться в чеке на кассе отдельной строкой», — предлагает он. По его мнению, крупные производители техники вроде Apple или Samsung не будут строить в России заводы по переработке отходов, но могут инвестировать в организации, которым интересно вторичное сырье.

Двухлетний переходный период для новых поправок предполагался изначально, утверждает исполнительный директор ассоциации «Русбренд» Алексей Поповичев: он нужен для того, чтобы спрогнозировать объем отходов, которые генерируются в России, помочь ведомствам рассчитать ставку сбора, так как исследований на эту тему нет. «Но когда закон был принят, переходный период из него исчез, а 30 мрлд руб. поступлений в бюджет появились еще до его принятия», — рассказал Поповичев.

По словам Петрова из СПБН, указанные в проекте постановления ставки в 1,5%-4,5% — это уровень рентабельности многих товарных позиций, например, дешевого лимонада. «В отличие от запада, у нас 80% мороженого производится в индивидуальной потребительской упаковке. Мы добивались того, чтобы каждое мороженое было упаковано несколько лет, и эти нормы были приняты в 2013 году. Но мы не знали, что впереди у нас будет такой шлагбаум!», — расстроен гендиректор Союза мороженщиков Валерий Елхов. По мнению Елхова, будет справедливо, если часть новых затрат возьмут на себя производители товара, часть — производители упаковки, остальное — торговые сети.